Легенда: Наследие Драконов – бесплатная ролевая онлайн игра
Вы не авторизованы
Войдите в игру

Наши сообщества



Форум «Легенда: Наследие Драконов»
Форум > Творчество > Немного поэзии - немного прозы
страницы: [ << < 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 > >> ]

Немного поэзии - немного прозы

 Элпис [3] 
34
3 Января 2019 13:11:23
Вика посоветовала мне завести страничку в "Творчестве". Буду сюда вносить вещички своего творчества.
Загрузка...
0
 Элпис [10]  18 Февраля 2024 00:57:11 #666
— Новый год — это прежде всего традиции! — Веркирий важно поднял палец к огненным небесам Хаира. — Я очень хочу ввести в Дартронге традицию колядования и ряженых!
Воевода Гидвер снял шлем и протер носовым платком вспотевшую лысину, а затем пробасил:
— Ну и в кого должен переодеться я?
— Берем тулуп, выворачиваем его наизнанку. Сверху на шлем нанизываем баранки из трактира Гливенса. И опа! Костюм Архаса готов! — скомандовал старейшина. — А Гливенса нарядим в Эльдрика! Берем розовые занавески из трактира, присобачиваем их к спине, заставляем Гливенса перемазаться в варенье из малины! И чем не толстый лесной Эльдрик?
— А в кого переоденешься ты, Веркирий? — поинтересовался воевода.
— Я обмажусь клеем, вываляюсь в хлопке, а вы меня разрисуете в черные полосы. Буду Беронским тигром! — Веркирий издал веселый рык тигра.
Сказано — сделано. В полночь ряженые постучались в ворота Дартронга и запели колядку: “Пришла в Новый год коляда — вкусное гони сюда!”
Естественно, что стража Дартронга не узнала в ряженых достопочтенных магмар. На головы Веркития и Ко посыпался со смотровых башен град снежков. Попятившись назад, в темноте Веркирий нечаянно наступил на крылья Эльдрика. Громко и нецензурно ругаясь, Гливенс упал лицом в сугроб, зловеще окрасив снег в кровавый цвет малины. Воеводе Гидверу померещилось, что на трактирщика напал настоящий беронский тигр и обглодал ему лицо. Теряя баранки со шлема, Гидвер мчался в сторону караулки, проклиная тот день, когда он согласился побыть артистом ради новогоднего праздника.
Утром “Вестник Хаира” бурлил различными подробностями прошедшей ночи — такими, например, как “группа пьяных, сумасшедших эльдриков под управлением бешеного Беронского тигра взяла в заложники старейшину с друзьями. Но мужественный Архас победил всех негодяев и с криком “Больше никаких колядок” ворвался в караулку Дартронга и устроил там погром. В данный момент с пленниками все благополучно”.
Попивая ароматное шиз-пиво в трактире, друзья детства звонко смеялись, вспоминая ту злополучную новогоднюю ночь, правда, Веркирий еще долго отмывался от клейких кусочков ваты и засохшей черной краски. Гливенс весело подмигнул друзьям и провозгласил тост:
— А давайте выпьем за новогоднюю традицию!
0
 Элпис [10]  18 Февраля 2024 20:37:46 #667
- Суперблиц. «— Смогла ли я поселиться в твоем сердце?..»,
(«Твоя апрельская ложь», Аракава Наоси).


Когда забудем все клише, приду на цыпочках к тебе.
Я поселюсь в твоей душе, ты только песню не разбей.
Я вспомню скрипки грусть и плач, и поселюсь в твоей тоске.
Ты мой единственный скрипач, я не принцесса, не Фике.
Не наш рассвет взмахнет крылом, другие славы пропоют.
А знаешь, хорошо, что дом хранит безмолвье и уют.
Не наши замки на горе торжественно на всех глядят.
Слепой скрипач давно прозрел и музыкой тревожит сад.
Смогла ли поселиться я в твоей судьбе, в твоей душе?
Заплачет музыка твоя, когда забудем все клише!
0
 Элпис [10]  25 Февраля 2024 00:12:25 #668
- Суперблиц. «Пойду, схожу за счастьем на базар...»,
(«Пойду, схожу за счастьем на базар», И. Самарина-Лабиринт).



Все люди ищут счастье про запас,
И набивают им дома, корзины.
Мечтая, что Господь им всем раздаст
Веселья вдоволь без игры в рутину.
Но с легкостью нас поглощает быт
За пеленой дождей скупых событий.
И Мирозданье, как котенок, спит,
Свернувшись среди Ариадны нитей.
Спешим, бежим, не ведая зари,
Разлитой по тоскующим озерам.
И говорим кому-то: “Подари
Душевные за чаем разговоры”.
И снова мчимся на работу вниз,
Не замечая долгий ряд ступеней.
И любим не свою - чужую жизнь,
И ловим счастья призрачного тени.
Затем наверх взбираемся домой,
И, на “потом” откладывая счастье,
Плывем куда-то, как в ковчеге Ной,
А сердце разрывается на части.
Пульсируют артерии греха
На плахе слишком дальних горизонтов.
И разливается тончайший флёр стиха
В полуулыбке ускользающей Джоконды.
0
 Элпис [10]  26 Февраля 2024 03:34:40 #669
Баллада о Знамени Великого дракона


Сидел в таверне грустный менестрель
И тихо пел под лютню зимним вечером,
Как защищали дружно цитадель,
А луч скользил, победою отмеченный.

Он пел о том, что Адский перевал
(Дыханием дракона вдохновенно)
Вдыхал и мощно пылью выдыхал,
А пламя жгло нещадно и мгновенно.

А где-то вздрагивал от мощных лап Дартронг,
Колокола на звоннице звонили.
Часы стояли, но под сень знамён
Уставшие отряды поспешили.

И алый стяг взметнулся в небеса,
Где серебрился грозный лик дракона.
Песок же разъедал у нас глаза,
Но заняли мы дружно оборону.

Дракон дышал, кружась над пеплом войн,
Но каждый знал, что жизнь — цена расплаты.
И, истекая кровью, вставал в строй,
Звенели копья, и мечи, и латы.

Смешалось всё — и небо, и земля,
И вздрагивал Вулкан под вой магмарок,
Штандарты окропили все поля,
Нам подарив скупой посыл удара.

Мы смело шли, поставлены в каре,
За нами замок грозно возвышался,
Дракон дышал. Мы бились на заре,
И видели лишь смерть через забрало.

Нас Гидвер вёл оборонять редут,
Дракон великий даровал нам знамя.
Валькирии всех павших давно ждут,
А снег, что саваном, припорошит нам память…

“Звени же, лютня древняя моя”, —
Линсей, скиталец вечный, мучал струны.
И плакали и небо, и земля
Над тем курганом, что подобен дюне.

А ветер бередил поло́тнищ пламя,
И дре́вко ведало и бой, и боль утраты.
Великого дракона с нами знамя,
Пускай звенят мечи о наши латы.

Дракон дышал. Скользила тень по лицам,
Кружился он над свежим пепелищем,
Где выжившим осталось лишь молиться,
Но путь в веках воспет, от зла очищен.
0
 Элпис [10]  3 Марта 2024 00:50:30 #670
- Суперблиц. «А когда мы очнулись — уже наступила весна»
(Дмитрий Воденников, из сборника «Стихи обо всём»)


Разлилась синева по бездонно-озерным полям,
Шелкопряда молочно-опаловый кокон разбит.
Мы очнулись, когда нам шептала живая земля,
Что затупится меч о ржавеющий рыцарский щит.
Мы очнулись внезапно, когда наступила весна,
Ворох трав нам шептал о погибели дальних земель.
Я тобой вдохновилась и выпила яд твой сполна,
Когда в окна врывался бушующий пьяный апрель.
Расцветала сирень, будоража аллергика злую судьбу,
Я вдыхала твой запах практически волчьим чутьём.
Замани в свою сказку лесную мою ворожбу,
Где очнемся весной на исходе зимы мы вдвоём.
Шелкопряда старинный узор на висках прежних лет
Унесет нашу память куда-то под вешний мотив.
И мелькнет на пожухлой поляне лесной первоцвет,
Умирающий день зимних вёрст белизной оживив.
0
 Элпис [10]  10 Марта 2024 23:47:31 #671
- Суперблиц. «Завидев радугу в небесной синеве, мечтаем мы, что это символы извне...»,
(«На небе радуга сияет и блестит», Ираида Мордовина).



Зазвенела капель. Светлым мартом
Дикой вишни цветет белизна.
И с веселой шумихой фломаркта
Просыпается чудо-весна.

Где изгибы моста над дорогой,
Нежной сакуры сладкая цветь.
Дождь захочет пролиться немного,
Чтобы радугой в сини гореть.

И не хочется верить, что это -
Преломленье дождинок на солнце.
В каждом доме сегодня скелеты
С неподдельною гаммой эмоций.

Мы мечтаем почти безнадежно,
Что по радуге в небо дойдем.
А на сердце сегодня тревожно
Под весенним холодным дождем.

Будут радуги в мае смеяться
В отражении капельной влаги
Средь движений оттаявших граций,
Среди ворохов старой бумаги.

Будет свет грезить спектром на небе,
До земли вечерами касаясь,
Чтоб ночами созвездие “Лебедь”
До осенних рассветов качалось.
0
 Элпис [10]  16 Марта 2024 23:39:05 #672
Счастливое несчастье и несчастное счастье гнома Серафима


1.


Гном Серафим очень гордился своим детищем — оранжереей. Как он смог в глухих пещерах, куда никогда не проникали лучи палящего Мирроу, создать такую дивную красоту — это было загадкой для всех жителей Хаира, но и за пределами огненных земель Стриагорна нет-нет да оживали удивительные истории про ботанический сад гнома. Однако мало кто задумывался, каких неимоверных усилий стоила гному эта душистая красота. Одна лишь колдунья Бругильда знала душевные муки соседа-ботаника. Гном очень любил ходить в гости на чай к ведьме, а ей нравилось, когда сосед приносил садовые ароматные букеты в подарок. В этот момент Бругильда ощущала себя молодой, красивой и желанной женщиной, правда, в душе Серафима пылких чувств не было. Была некая привязанность, общие интересы по знахарству. Хотя колдунья больше любила дикие луговые травы, гному же нравилось выращивать их в своей оранжерее, так сказать, одомашнивать дикие растения.
— Представляешь, матушка, — гном подул на горячий чай и, полуприкрыв от удовольствия глаза, сделал очередной глоток травяного напитка. — в моей оранжерее совсем нет лучей Мирроу. Приходится ставить светильники и разводить светлячков! В моей теплице нет дождей. Каждый день я выливаю на свои грядки более тридцати леек воды. А бесконечные сорняки? Моя тяпка не знает отдыха в сарае. Я так устал от будней садовника! А эти растения…
Гном сокрушённо покачал покачал головой и продолжил свой рассказ:
— Эти растения они такие слабые! То сорняки их убивают, то свет от ламп, то порой перелью воды, и их корни начинают гнить! Как же я устал! Мне бы хотя бы один денек отдыха от всего этого травного “великолепия”.
Бругильда внимательно посмотрела на гнома и, протянув ему склянку с зеленым зельем, стала объяснять:
— Вот тебе, Серафим, волшебный напиток абсолютного счастья! Но помни! Испить ты его должен на рассвете. Все твои желания будут исполняться в ту же секунду, однако отменить эти желания будет нельзя. Магия этого зелья закончится с заходом Мирроу. Ну и повернуть вспять время этим напитком ты тоже не сможешь.
Всю дорогу до Заброшенных рудников Гном бережно прижимал к сердцу бутылочку с волшебством, нежно поглаживая пузатую форму колбы. В его голове крутились разные мысли о всевозможных желаниях. Гном был безмерно счастлив: завтра это травное рабство закончится!
Придя домой, гном первым делом осмотрел оранжерею. Душистые ирисы важно возвышались над другими цветами, золотясь нежно-шелковистыми лепестками бутонов, аракша дурманная расточала свой пьянящий аромат по теплице, блеклые гиацинты задумчиво наклонили до земли свои пыльно-васильковые бубенчики, медовая мирта привлекала внимание многочисленных светлячков. Невольно гном залюбовался дорогой для его сердца картиной, но уже через мгновение Серафим нервно пнул носком резиновых сапог лейку и, хлопнув дверью оранжереи, ушел в дом отдыхать.

2.


Всю ночь гном не спал, ворочался с боку на бок, боясь проспать восход Мирроу. Выйдя на крыльцо, Серафим с нескрываемой радостью увидел, как холодные лучи восходящего Мирроу скользнули по Заброшенным шахтам, брошенным вагонеткам, поломанным рельсам, некогда знающим движение жизни добычи руды. Лучи побежали дальше и скрылись за черепичными крышами домишек деревни Маэттро. Утренний свет стал плавно разливаться по миру. Гном лихорадочно достал заветную колбу из походного рюкзака и залпом осушил неведомый напиток, почувствовав во рту вкус полынной горечи, приятный холодящий вкус мяты, какой-то неведомый букет вкуса неведомых трав, кореньев, лесных ягод. А затем Серафиму после бессонной ночи жутко захотелось спать и он мгновенно погрузился в сон.
Проснулся Серафим уже ближе к вечеру. Вспомнив, что он напрасно потратил магию Бругильды, гном невольно расплакался. Обычно гномы не плачут. Они часто ворчат, сморкаются, кряхтят, чтобы скрыть от посторонних глаз и от себя самих факт расстройства, боли, разочарования. Но сейчас гном не справился со своими эмоциями! Ведь знал же, что этим зельем время вспять не поворотить и уснул! Гном посмотрел на часы — до заката Мирроу оставалось всего часа три!
Гном горько вздохнул, но делать было нечего.
“Что ж три часа счастья лучше, чем ничего!” — решил гном.
Зайдя в оранжерею, он с ужасом увидел, что вчера забыл оросить своих “детей”, цветы. Растения понуро лежали на земле, их плети безжизненно устилали грядки. В сердцах и со слезами на глазах Гном закричал:
— О великая Шеара, пусть весенние дожди прольются в моей оранжерее!
Вдруг засверкала под потолком теплицы молния и обильные тропические дожди полили с потолка. Сначала гном ликовал — он так устал каждый день носить тяжелые лейки с водой, но постепенно вода все прибывала и прибывала. Гном взобрался на деревянную скамью и, доплыв на ней по двери оранжереи, открыл дверь. Огромным потоком воды Гнома на скамье вынесло из Заброшенных рудников, а сам гном в этот момент напоминал незадачливого воина-канойщика снежных игр, встретившего на пути геланфа, рифы, айсберг и прочие препятствия Плавучей пристани. А ливни все шли и шли в оранжерее, затапливая все окрестности пещер Трепета.
Целый час бедный Серафим барахтался в воде, пока его не осенило новое желание:
— Пусть Мирроу будет светить в моей оранжерее!
Надо признаться, что гномы особой сообразительностью не отличаются. Они порой напоминают капризных детей, совершенно не задумывающихся о последствиях своих поступков, а уже когда игрушка разбита, такие дети обычно надувают пухлые губки, обижаясь на весь мир.
Весенние ливни прекратились, а огненное Мирроу недовольно еле-еле протиснулось в узкую дверь оранжереи. Сначала гном был счастлив. Раздевшись до трусов в горошек, Серафим стал принимать солнечные ванны, но уже через десять минут его кожа покраснела, затем почернела. Серафим выбежал из оранжереи и с ужасом увидел, что на Хаир спустилась полярная ночь. Оно, конечно, хаирцы, итак, никогда не видели ясно-голубого неба, оно было всегда огненным, словно порождение Вулкана, но сейчас над землями Стриагорна царила ночь Северного королевства. Гном схватился за голову, капризно надул губки и произнес:
— Во всем виновата Бругильда!
Конечно, дети и гномы во всех счастливых несчастьях винят только других, а не себя! Мирроу все жгло и жгло целый час несчастные растения, пока в теплице не остались пустые грядки.
Увидев картину Апокалипсиса, Гном закричал, угрожая кулаком кому-то неведомому, кто, наверное, находился в сиянии северного сияния:
— Достали меня эти хилые растения! Поливаешь их, обогреваешь, вон даже Мирроу в гости зазываешь, а они что? Погибают! Пусть моим растениям не нужны будут ни свет, ни полив!
Сказано — сделано. Гном с радостью увидел, как мертвые растения приподнимают свои увядшие бутоны. Но что это? Вместо чудесных ирисов и гиацинтов на грядках стали прорастать иные растения: их клыкастые бутоны гневно ощерились на гнома. Цветы Исхар (а это были именно они) властно протянули свои корявые ветви к полуобмякшему от страха телу Серафима. Из последних сил гном дотянулся до тяпки и рубанул ею по корням сорняков. Цветы зашипели, намереваясь поужинать практически “счастливым” гномом.
Вот оно — абсолютное счастье! Не надо таскать каждый день лейки, лампы, полоть сорняки! “Наслаждайся своим счастьем, гном!” — Серафим в полубреду слышал в своей голове насмешливый голос колдуньи.
“Небось на жилье мое претендует, раз такое мне “счастье” старая карга подсунула”, — в очередной раз гном винил кого-то другого в своих счастливых бедах.
Он бежал по улицам, а кровожадные растения сзади разевали свои голодные пасти. Если бы гном жил бы в ином мире, то романы Стивена Кинга ему бы показались детским лепетом по сравнению с тем, что он себе нажелал.
Понимая, что настал его смертный час, гном горестно вскрикнул и поднял глаза к огненным небесам. Вечерние лучи Мирроу покорно ложились на черепичные крыши домишек деревни Маэттро, убегая за горные горизонты. За спиной гнома наступила тишина. Серафим обернулся назад, готовый встретить вполне заслуженную смерть. Впервые в жизни гном вдруг понял, что виноват в своих бедах он сам. Ужасные цветы Исхара стали на его глазах превращаться в гербарий. Хорошо, что всего три часа счастья было, а не целые сутки! Весь оборванный, поцарапанный о злобные колючки и клыки цветов, дико уставший от борьбы за свою жизнь гном на четвереньках заполз на крыльцо Бругильды… И, свернувшись калачиком, не в силах даже постучаться в дверь, уснул на пороге дома колдуньи.
Утром Серафим зашел в свою оранжерею. Упав на колени, гном горько зарыдал над голыми грядками. Вдруг его внимание привлек маленький росток. Наклонившись пониже, Серафим понял, что это — малыш погибшего в огне и воде золотистого ириса. Гном лихорадочно стал руками разгребать пепел, а там… Ростки медовой мирты, ирисов, блеклых гиацинтов, орхидей. В этот момент не было магмара более счастливого, чем Серафим. Гном бережно целовал нежные ростки растений, многострадальную по его вине землю, заботливо гладил руками свои грядки. Слезы градом текли по морщинистому лицу гнома. Он был счастлив, что его детище живо, да и он сам остался жив! Бесконечный полив и уход за растениями? Запросто! Оказывается, абсолютное счастье можно ощутить только после абсолютного горя!
Спасибо, матушка Бругильда, за науку жизни!
0
 Элпис [10]  17 Марта 2024 01:11:02 #673
- Суперблиц. «Я в трауре смеюсь, я в праздники рыдаю и прелесть нахожу во вкусе горьких вин....» («Голос», Шарль Бодлер; перевод А. Лозина-Лозинского).



Когда мне плохо, я порой смеюсь,
Идя по нитке, как канатоходец.
Не ждите - вам в угоду не сорвусь.
Я не плюю давно в чужой колодец.

Плевки, пощечины оставьте при себе.
Я плачу, если слишком много счастья.
И, прячась, если надо, в скорлупе,
Не жду похвал и яростных оваций.

Я балансирую меж счастьем и тоской,
Мне полумеры эти ближе сердцу,
Я знаю, грех в обители святой
Не открывает в Ирий путь и дверцу.

Я не ищу забытых перемен,
Мне Арлекина снятся силуэты.
И смех, и смерть несут не только тлен,
Как воспевали постантичные поэты.

Когда мне плохо, я порой смеюсь,
Не ждите ни полета, ни паденья!
Я в радости найду сегодня грусть,
А в прозе обрету стихотворенье.

Но если ты боишься полумер,
Не жди от абсолюта вечной тяги,
И на дуэли будет мой барьер,
Воспетый пикселем, не шелестом бумаги;

Воспетый звуком волн и дрожью микросхем
Каким-то неподдатливым манером.
Я плачу в радости, смеюсь я в грусти тем
И отрекаюсь, обретая веру!
0
 Элпис [10]  24 Марта 2024 22:24:06 #674
- Суперблиц. «Пусть меня волшебником назначат...»,
(Э. Асадов).

Стать бы мне волшебницей на время
И чудотворить бы на земле,
Чтоб ценили каждое мгновенье
Люди в городах и на селе.

Чтобы позабыли о невзгодах,
О конфликтах и эпохах смут
Разные великие народы,
Чтоб везенье полюбило труд.

Чтобы меньше было бы обмана,
Недосказанности иль печалей глаз.
Чтоб сирень цвела благоуханно,
Радуя весенней сказкой нас.

Чтобы чаще песни душу грели,
Растворяясь в прелести земной,
Чтобы слышать легкий звон капели
Заполошной сладостной весной.

Чтобы слышать трели за окошком,
Пробуждаясь в розовый рассвет.
И любовь совсем не понарошку,
Где звучит шекспировский сонет.
0
 Элпис [10]  7 Апреля 2024 15:35:06 #675
- Суперблиц. «Подай мне, надежда, руку, пойдем за незримый гребень туда, где сияют звезды в душе у меня, как в небе» (автор: Хуан Рамон Хименес, перевод С. Гончаренко).


В моей душе парад планет сияет тысячью мелодий.
Дом оперы и полусвет, и звук таинственных рапсодий.
Танцуют призраки легко на старой и массивной сцене.
И света льется молоко, служа капризной Мельпомене.
Дух Вагнера чуть-чуть страшит, но увлекает в легкий шелест.
И девушка домой спешит с изгибами виолончели.
Меня капризный дух ИИ рисует в образе далеком.
Бежит в петле, как знак змеи, тропинка слишком одиноко.
И снова древний лейтмотив надеждами пленяет душу.
Лучей таинственный курсив сквозь тучи тянется наружу.
0
 Элпис [10]  14 Апреля 2024 23:26:17 #676
- Суперблиц. «Все образует в жизни круг – слиянье уст, пожатье рук...» (автор: Георгий Иванов).


Закат сменяется зарей,
Заря сменяется закатом,
А между ними над землей
Плывут созвездия над садом.
И все имеет жизни круг,
Конец имеет и начало,
Кому-то счастье - просто звук,
А для других и горя мало.
Есть те, кто встречи бережет
Среди холодных расставаний,
И, повстречавшись через год,
Уж не найдет в душе желаний.
Среди объятий тонких рук,
Среди слиянья уст и судеб
Всё образует в жизни круг,
Когда любовь познают люди.
страницы: [ << < 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 > >> ]
 
Официальный сайт бесплатной онлайн игры «Легенда: Наследие Драконов»


© ООО «АСТРУМ ЛАБ».
All rights reserved.
All trademarks are the property of their respective owners.
Наверх
Вниз
Нашли ошибку? Выделите слово или предложение с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter.
Мы проверим текст и, в случае необходимости, поправим его.